on the road
Me and My brother
"You boys going to get somewhere, or just going?" We didn't understand the question, and it was a damned good question.
за нас. за вас. за легкость. и за горизонт. так необратимо преодолеваешь путь к самому себе. сам себе светишь, сам открываешь двери и сердца. слабый ветер из окна, не.затушенная в стаканчике из под пленки, пробка в бутылке, ковры, братик и братик. любовь и дружба. париж… все нанизывается на стальной остов - дело, желания, усилия, радость. глаза снова видят прекрасную траву, серые дома и в горле клокочет вино и свобода. и до ниточки промок, и все до дрожи, и до, и ре, и ми и еще бесчисленное множество предметов в шкафчике и голове. счастье скользит. движется обратимо в глубину сквозь линзу. я тебя люблю, братик. за каждый наш взгляд друг на друга, на дорогу, в самих себя. каждый день, шаг за шагом. в дороге. / me and my brother
два часа они искали. искали выход из города.
"Б" не отпускала. доступная женщина… вырваться бы из ее объятий. много слепых пар по пути. они гадали што бы это значило. вдоль кустов по трассе на встречу к. ветер выгибал листок. дело становилось довольно безнадежным - улица набита машинами, такси, автобусами. .. центр города. нам нужно было что-то посерьезней. женщина-полицейский отправила нас с автовокзала в сторону большой дороги. в голове звенящий вопрос: какого черта нам нужно в перпиньяне?
помню сидели на скамейке, помню отчаяние и спокойствие. в париже телом, ибо дух застыл где-то посередине придорожного тумана. четыре дня непрерывного пути по пересеченной местности, по одиноким и насыщенным до предела линиям. только вперед. не ожидая, не думая, вжимая педаль в пол и выдыхая дым. дождь, дождь, дождь, дождь. горизонт. наслаждение от здесь и сейчас. еще одна дорога, еще один отрезок пути.. по направлению к.. доброте. она дает продолжение шагу - шаг за шагом - неважно, што мы постигаем - науку ли, философию, искусство. доброта как показатель твоего погружения в. радостно проплывают облака, текут дороги, реки впадают в океан, дождь на стекле, смятые пейзажи, пахнущие убранным сеном, спелыми фруктами, томящимися в ожидании вечера животными на полях. я вдыхаю дым. воздух в приоткрытое окно.
я поворачиваю голову - вижу тебя - ты серьезен до первой моей улыбки, она вытаскивает тебя из самого себя. ты улыбаешься мне в ответ. я благодарен. черно-белая плитка под ногой. братик, родной мой. спасибо, што ты рядом. второй бокал белого. да, это было кино. да, это есть кино. такое пополнение внутренних ресурсов. цветных каналов бытия. без ошибок, без сожалений, без обид. и этот заход в перпиньян - город черно-белой крови - это все было нужно. нужно для того, штобы увереннее лететь дальше и гнуть свою линию. чердак, звезды. в окончаниях моих пальцев наимощнейшая энергия. моя ладонь открыта. вечер наступает нам на пятки. гладит по голове. мы устали и счастливы. да здравствует жизнь. жить минуту за минутой, шаг за шагом, радоваться, дарить друг другу тепло и свет.
- ты знаешь дорогу домой?

- ответом будет - сон.

- твои глаза блестят. ты улыбаешься.

- я во сне?

- ни в чем.

история запаздывает с фактами. пустота. оставалось несколько улиц до дома и целый город предстояло еще пройти внутри себя. я так и не могу заглянуть ему в глаза. возможно надо открыть свои. ветер трепал волосы. это было единственным движением, остальное вокруг будто бы замерло в ожидании, никто не решался сделать шаг. c каждым нажатием отрывается по лепестку. и когда останется одно семя? что будет? я был довольно слаб, чтобы это отрицать и никогда не был так силен, чтобы познать себя. и потом только тени. тени от корней. черные туфли шаркали передо мною. фотографии там нет, она вся здесь. рядом. в тебе.
я хлопаю по карманам, пытаясь найти ключи. ключи от комнаты. я в ней один. мачты яхт прорезают небо, что-то застряло в моем горле. солнце одиноко. одинока луна. среди миллиарда звезд чертова туча одиноких блестяшек. может это любовь? я отпустил. кинул брюки на пол и прилег на кровать. в голове закопошилась память, но я уснул. отхаркнуть и сплюнуть.ты слышишь меня?

знаешь, просто царапает внутри. хочется ответить нет, но я же все делаю наоборот. да, братец, да, все идет, наматываем виток на виток. в тугую, негнущуюся катушку.


здесь смотрят в упор. в себе ли они? стучат колеса тележки. я сидел на ступенях. ветер раскачивал лампу в детской на втором этаже. больше ничего не происходило. мы идем дальше. серые птицы режут жирный воздух пожухлыми крыльями. знаешь, хочется не спешить. ощущать этот ветер на холме и быть в нигде. солнце лижет земельного цвета купола. сегодня была тошнота. вода спасет от жажды, смерть от жизни. эскалаторы придумали трусы. но с собой легко договориться, правда? времени нет. лишь сублимация страхов и чувство вины. я иду. все еще наблюдаю за ветром. листьями. движение в не движение. затвор-таблетка от боли. снимает симптомы, но не избавляет от болезни. болезни сердца, глаз и пустоты. мы далеко. большее видится на расстояние. оглянись на секунду. прими все. в дороге. я пытаюсь схватить за хвост время, вытряхнуть из него то, что кажется должно принадлежать мне. ты дышишь ровно. я отпускаю руку. шумно вокруг и пусто внутри. беготня заставляет переключить затвор. любовь дает смысл, вкус, грань.

ты сидишь напротив, на подоконнике, куришь, стряхивая пепел вниз на соседние крыши.ты много улыбаешься и думаешь о своем. затягиваясь сигаретой, отливающей оранжевым также, как и окно напротив, я смотрю на тень стены. иногда я думаю о том, что было бы если мы не встретились. линии вокруг. начиная со ставней, я опускаю взгляд на кирпичную кладку стены, на серую черепицу и окна. братик, дует геометрический ветер. лунный свет ложится жестко, разрезая вещи по диагонали. очень спокойно. также как и единственной звезде над нами. я уверен. проплывают облака, грязные розовые овцы, жующие голубое сено. терпение,смирение,кротость. твоих рук касается свет, ты тушишь сигарету, время слизывает последний дым. звонит колокол, я слышу как идут твои часы. тяжело, чертовски тяжело. кажется, что в воздухе растворили свинец, а макушка поддерживает рваное небо. но надо идти дальше.
мне 25 лет. я смотрю в твой затылок. иногда мне кажется я вижу тебя насквозь.
мы уже неделю живем в этой комнате и каждый вечер смотрим на портрет женщины с неправильными грудями и плохо положенной краской. я бы взял его себе домой. знаю что происходит со мной сейчас. нет смысла думать о том, что было пока я писал предыдущую фразу и о том времени что было до нее, до фразы. я с тобой. не могу писать. солнце жадно дышало в спины горожан. по ним сочился пот от которого они пытались избавиться просовывая пальцы под одежду. пальцы намокали, впрочем как и одежда. солнце не унималось.
только под вечер, когда большинство окон погасло, а сигаретный дым убрал привкус железа во рту, можно выдохнуть.
прекрасная дорога - пропускаешь через себя. море, затем горы и поля. глаза горят. где мы братик? число? день? дорога морей, гор, равнин, света-сводит. километры бьют по сердцу и оставляют счастливейшую дрожь. я чертовски счастлив с тобой, братишка. твоя худая, бегущая вперед фигурка, под брызгами солнечной воды - лучшая картинка, снятая глазом на пленку "жизнь". все эти плутания, остановки, беготня под поливалками, повороты на 180, профили гор, поля подсолнухов. итак.. далее..


голоса вокруг мешаются в неприятную музыку. я не слышу их. я хочу слышать тишину. слышать как шелестят ветви деревьев на площади. привкус сладок, тяжелы последствия. очень громко. пора продолжить путь. Ницца - вторая женщина после Барселоны. она при параде. увидим ее без косметики утром и прочувствуем свет.



в этом городе нужно любить. он тянет за что-то в сердце и никуда от этого не деться. Ницца искуственна и шумлива. чтобы кружилась голова - нужно пить вино быстро. глотком за глотком мы движемся сквозь города - вглубь себя.
такое ощущение, что мы нашли самые яркие занавески в этом городе и позволили себе уйти от света на сутки. позволили себе уйти от всего - друг друга, себя и фотографии, которая тоже спит. я почти пришел в себя. сон как продолжение пути. сон как избавление от тревог и сомнений. сон чтобы проснуться и пойти снимать. ты смотришь и говоришь - морской воздух полезен для легких. я недоумеваю. причем тут легкие? ты уходишь… сон снова ждет меня. потому что иначе нельзя. порывы ветра распыляют занавеску. несут стадо мусора и складируют в нашем дворе. просторный город. мир дает ощущение спокойствия. ожидание дорог делает мир целостнее. ты сам. принадлежишь себе.
я не верю в то, что можно уйти и оставить после себя вопросы. я не играю в такую игру. c того момента как родился сын. ты берешь ответственность, начиная с него и заканчивая всем, что тебя окружает - фотография, люди - ты оставляешь дверь открытой и идешь дальше, будто бы за дверью ребенок - и ты краем глаза присматриваешь за ним.

бегство ни для чего/кого - это трусость. бегство ради - это смелость. быть до конца в своем решение - это сверх смелость. чувство вины - двигатель к. самое время идти по трудному пути - наперекор. потом ты будешь для этого слишком стар и умен. возвращение к прошлому - медленное умирание. это как собака к своей блевотине. ты недостаточно хитер, чтобы обмануть себя. мыслями ты всегда бежишь за своим хвостом - и это повод его отпустить.

так странно, с тобою я не могу бежать от себя - я смотрю в зеркало и хочу себя знать. весь мир в одной катушке.
фотоаппарат, часы и Леошка - это то,что держит меня на земле. все есть картинка. необратимо. теперь время медленно плывет-люди, вещи - все это режет воздух - безжалостно и бессмысленно.
сегодня я готов заявить - все случившиеся за последние годы в моей фотографии, было для того, чтобы ощутить сегодняшний момент. день не спустившегося затвора, но день по силе мысли и видению зашкаливающий все датчики.
единственное что хочется здесь - остаться незамеченным, гранью - за которую нельзя переступить, чтобы не нарушить тишину этой жизни, не стать криком, на который обернуться тысяча глаз. кажется впервые я почувствовал себя бессильным и испытал страх. кажется впервые ощутил, как шагнул на долгожданную ступень. кажется впервые понял зачем я. думаю что в стрите надо стать никем, без выпирающего наружу я, просто стать линией, рефлексом света, тогда можно увидеть чудо, нетронутое, чистое. любовь, время, одиночество, смерть. за окном дождь. где-то тонет рыжеволосый мальчик.
почему мне кажется,что стрит-фотография делает меня бессердечным. в том смысле, что человек для меня перестает быть человеком. есть ноги, чтобы идти, руки, чтобы держать камеру, голова, чтобы держать на ней глаза, смотрящие вперед. и есть завтра.
ну вот я научил тебя курить. поговорим о фотографии. ты кашляешь.
две белые тряпки на балконе. столб делит картинку за окном не пополам, а на одну четверть. когда снимаешь на улице - это как открываешь учебник по математике. итак, люди превращаются в часть пейзажа, в точки. ты перестаешь смотреть вглубь них, ты начинаешь видеть другую целостность. расставляешь фигурки, ромбики, занимаешься геометрией. вернее даже уместнее сказать не о математике, а о шахматах. сначала ты смотришь на фигуры. ты знаешь какая как называется. это вот пешка, это слон, это ферзь. ты смотришь на каждую фигуру в отдельности и они начинают тебе нравиться. а дальше идет игра. и фигуры постепенно начинают теряться в этой игре. игра увлекает тебя сильнее и в результате остаются лишь комбинации. больше нет фигур. нет игры. есть лишь комбинации которые ты делаешь совершенными. иногда это напоминает сочинение в рифму. монолог. ну а если диалог, то только со своим сердцем, которое вздрагивает, откликается, когда попадаешь. надо успеть вовремя. нет правил в этой игре - только твоя глубина восприятия - себя, мира вокруг, книг...
да, все верно. это бесконечная игра, и если ты в нее вписываешься, то хода назад нет. есть только пешка доходящая до конца и становящаяся дамкой. и когда ты перепробуешь все возможные расстановки, то все картинки, однажды, сделанные до этого момента осознания, покажутся тебе равными в своих возможностях - визуальных, внутренних. и тогда ты пойдешь дальше. дальше искать свою фотографию. есть мистика и метафизика. в стрите это происходит, когда все расставлено по своим, твоим местам. но в этом ли истинная радость? расставлять то, что уже обрисовано творцом? мы же не копировальные машины.

фотография - это отражение тебе, себя. где я? или напротив - это избавление от я? что ты вскрываешь?

земную оболочку. ты подцепляешь ее коготком, но крышка с грохотом рушится, прищемляя тебе ногу. познание через что? боль. в основании фотографии лежит вера фотографа в то, что он делает, в то, что он действительно не может не делать. такое ощущение, что время перестало иметь то значение, что имело раньше - сделать за отведенные сутки все возможное что увидел, остаться без ног, головы. теперь большая часть фотографии происходит в тебе. время стерлось. ты все уже видел, ты это осознал, и идешь дальше как в первый раз. в голове только вера, что ты увидишь чудо. поток осознания приходит, когда видишь напечатанную картинку. погружаясь дальше и дальше ты теряешь себя привычного. это ценно. затеряться на шахматной доске и сойти с нее, как с рельс, но не съеденным и сброшенным, а по своей воле.
вечер в ''сердце короны'', вино, житан - я врастаю в этот город молодым саженцем, я люблю быть здесь. начинаю вливаться в русло Сены, начинаю петь. линейными отрезками. геометрическими скважинами. рядом с нами болтают молодые французы. они вернуться к себе домой, мы - в свой номер девять. там будет все так, как будто - бы мне дали возможность прожить ту жизнь, которую я хочу. я счастлив. город изрезан нашими ногами. прочувствован взглядом. испепелен объективом. он сильный, все еще грозит тростью и не снимает шляпы. я люблю его. ты продолжаешь складывать людей в картинку, почти без сил и полный сил, как никогда. света совсем мало, я полон света.



делаю глоток. у тебя счастливые глаза. ты улыбаешься, наверное со стороны я немного пьян, но я еще никогда не смотрел на мир так трезво. улыбка не сходит ни с моего, ни с твоего лица. кусок солнца освещает крышу. кажется я готов делать бесконечно две вещи - фотографировать и любить. пусть так будет всегда.
- какими мы будем в старости, бра?

- притягательные. в зависимости от направления ветра. он теплый и на нашей стороне.

- моя рука, братик, она в твоей руке. я счастлив.

все что касается нас, все там, под кожей, и никогда, никогда не вылетит, разве что со временем разбавится кровью и пойдет по венам, до самых кончиков пальцев. Париж пытался втянуть в свои улицы, не выпускал из объятий, раздражал, запутывал, выносил мозг. игра с тенью в молчанку. разбор по кускам сердца. стрелка набирает обороты. я люблю тебя, братик. в нигде, перед серой рекой под моросящим дождем.
наше кино достигло умиротворения. мы никуда не спешим, просто некуда. мы сидим на траве под звук дребезжащих пил. вокруг тысячи пионеров, жаждущих зрелищ. мы в ожидании. в ожидании дороги к дому. мир по прежнему добродетелен к нам, в отличии, от банковских карточек. здесь никто не спешит. не будем торопиться и мы. мы вкусили много пищи за этот месяц, пришло время переварить. будь мне шесть лет, я бы валялся в этих опилках, сейчас я просто наблюдаю как это делают дети. я счастлив. много белого, красного, опилок и улыбок. я не очень хочу слышать сейчас чужую речь. мы дописываем последние детали в нашей дороге.
дорога делает сильным. с каждым шагом, с каждым днем, я встречаю хороших людей. я вижу острее и время имеет вкус. вкус километров, новых встреч, мест, разговоров. дорога подходит к завершению, красиво вокруг, красиво внутри. вдыхаю вновь густой, ночной воздух Барселоны. я и мой бра. белое внутри, черное за окном. во дворе тишина. последние дни. ночь. зеркала отражают былое. мои глаза открыты. я устал и счастлив. будет ночь и будет день. я осилил полбыка. а ведь совсем недавно мы лежали на траве, слушая ветер, слушая себя, друг друга. смотрели в небо. черный бык, как напоминание о Пампилоне. бесконечная высота. дорога. фотография в… на нее нельзя подняться, с нее не упасть. в ней можно только быть.
- Жданова! зачем я дала тебе яблоко?

- думаю, что достаточно.

- возможно.

- да.


кажется сегодня я полюблю летать. дорога разная. разные города. люди. все бывает. и все есть опыт. дальше.
- к чему рвутся связки?

- к тому, чтобы продолжать видеть.

- или к началу новой дороги.

- в любом случае, не стоит забывать о глубине резкости и о резкости глубины.

© Alina Tarabarinova
www.ra-zoom.net
© Natasha Jdanova
www.natashajdanova.com
© 2015 All Rights Reserved


Made on
Tilda